Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: feeding the wolves, the taste of blood is bitter (список заголовков)
22:19 

lock Доступ к записи ограничен

How are we on a scale of one to ten?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:05 

Протяни свои руки к огню

How are we on a scale of one to ten?
Come on, come on
Put your hands into the fire.
Explain, explain
As I turn and meet the power?
This time, this time
Turning white and sense dire.
Pull up, pull up
From one extreme to another.

Now I'm alone I'm looking out , I'm looking in
Way down, the lights are dimmer.

@музыка: Thirteen Senses - Into The Fire

@темы: Feeding the wolves, the taste of blood is bitter, теория шисуйских струн

URL
23:52 

How are we on a scale of one to ten?
читать дальше

Разъединение и саморазрушение одним выстрелом -
Куда спешить, каждый однажды встретит свою смерть...
Если ты спустишь курок, докажет ли этим твоя трагедия искренность?
Тогда сделай это где-нибудь подальше отсюда.(с)




____
Столько времени прошло, а меня всё ещё задевает. И злит.
Я когда-нибудь смогу избавиться от этих негативных эмоций?
Я когда-нибудь смогу написать этим людям первый, как ни в чём не бывало?
Я когда-нибудь перестану делать вид обособленного равнодушного типа?
Ни-ког-да.
Я в жизни этих людей - дно. И я точно не вернусь назад, ко дну. Как не вернулся семь лет назад, как и пять лет назад, как и год назад. Когда-нибудь не будет. Со мной трудно наладить отношения, когда я не на дне. И ещё ни одна душа повторно не смогла восстановить прежнее общение ни семь лет назад, ни пять, ни год. Потому что всем безразлично. А мне безразлично на тех, кому безразличен я. Почему-то когда говоришь о равноценном обмене, всё сразу становится ясно и это расставляет точки там, где необходимо. Даже в собственных мыслях.

@темы: теория шисуйских струн, теория фосфатных бурь, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter

URL
22:31 

How are we on a scale of one to ten?


Ты не подберешься ближе,
Пока не пожертвуешь всем.
Ты не сможешь попробовать это,
Впав в отчаяние.
Поднимись и действуй,
Покажи силу, запертую внутри.
Делай то, что хочешь,
А теперь встань и вперёд!

У-у-у 1, 2, 3, 4 огонь в твоих глазах,
И этот хаос, не поддающийся воображению.
У-у-у 5, 6, 7, минус 9 жизней,
Ты прибыл на станцию паники.

Сомнения попытаются сломать тебя,
Дай волю сердцу и душе.
Проблемы будут окружать тебя,
Начни контролировать их.
Вставай и претворяй в жизнь
Свои самые смелые фантазии.
Чёрт, делай всё, что хочешь,
Никто не обуздает тебя!

У-у-у 1, 2, 3, 4 огонь в твоих глазах,
И этот хаос, не поддающийся воображению.
У-у-у 5, 6, 7, минус 9 жизней,
Ты прибыл на станцию паники.

У-у-у 1, 2, 3, 4 огонь в твоих глазах,
И этот хаос, не поддающийся воображению.
У-у-у 5, 6, 7, минус 9 жизней,
И я знаю, что ты будешь сражаться за продолжительность.
У-у-у 1, 2, 3, 4 огонь в твоих глазах,
И я знаю, что не буду противиться соблазнам.
У-у-у 5, 6, 7, минус 9 жизней,
Ты прибыл на станцию паники!


У меня настроение этой песни.
В обеденный перерыв мне есть над чем подумать, пока греюсь на солнышке и созерцаю бесконечный горизонт Волги. А именно над тем, как дальше расписать потерю кланового браслета своему персонажу; обмозговать нюансы мести седовласому инспектору за тюремное "хорошее" спустя столько лет, и это должно обязательно произойти в огне; и, конечно же, написать, как так получилось, что через полтора года после комы, Шисуи неосознанно обзавелся собственной группировкой, состоящей исключительно из людей(лол, это моя попытка попробовать объединить всех моих неканонических персонажей, за которых я играл, под началом Шисуи).
Действуй, Намиями! ;D

@темы: теория шисуйских струн, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter

23:11 

How are we on a scale of one to ten?
«Of implication, insinuation and ill will, till' you cannot lie still,
In all this turmoil, before red cape and foil come closing in for a kill»

Уже третий день шумит неторопливыми каплями летний дождь и слышатся редкие ленивые раскаты грома. Всё неизменно за окном - серо, сыро, промозгло, что и не отличить день от вечера. Блондину порой казалось, что солнце больше не взойдёт, а небо не будет сверкать яркой голубизной, отражающий собственный цвет глаз. Он не видел красоты в дожде. Это не та погода, в которой он чувствовал себя комфортно. Дожди всегда возвращали его в не самые приятные моменты жизни и сейчас, единственное, что хотелось сделать, чтобы побороть съедающую заживо скуку - это поддаться порыву и действовать. Делать что-либо, но не стоять на месте и не задумываться, промокая под ненастным дождём. Хотелось разрушить всё на своем пути. И вроде бы больше нет внутри огрызающегося животного, а порывы души остались теми же: резкими, заносчивыми и быстрыми.
Мокрые, слипшиеся змейками, волосы взметнулись в сторону, стоило только подбежать к кем-то оставленному стулу. Видимо, спешно закрывая свой прилавок, владелец, к сожалению, позабыл об оставленном имуществе. Длинные пальцы крепко вцепились в мебель, без труда подняли в воздух, замахнулись и бросили вперёд. Раздался оглушительный звон разбитого стекла витрины, который на несколько секунд заглушил шум капель дождя. На лице медленно расползалась улыбка - Шисуи понравился этот звон. В голове от этого ощутимо щелкнуло и он подскочил вперёд, увлеченный идеей, подхватил ножки разломавшегося на части стула, и со свистом разбил ещё одну витрину, за которой находился товар. Наручные, явно драгоценные часы посыпались в разные стороны вместе с осколками. Это безумно завораживало и заставляло с неясным блеском в глазах нестись дальше. Шисуи поддался этому заманчивому настроению и разрушал одну витрину за другой, орошая осколками пространство вокруг себя. Блондин погрузился в прострацию, бездумно ломая и режась об острые стеклянные края, и вряд ли бывший руководитель клана водной планеты чувствовал кровоточащие царапины на руках и щеках. Он отдался тому странному удовлетворению, которое настигало его при методичном разбивании прозрачных витрин и лотков. Ему было спокойно и удивительно хорошо. Так бы всегда. Так бы всегда - уничтожать, не думая. Быть безумным, вольным и делать то, что хочется.
Из забвенного состояния вывела чья-то рука на плече, которая осязаемо его сжала, словно кто-то старался обратить на себя внимание словами, но нехотя пришлось применить телесный контакт. Дождь снова прорезался в звуках реальности, которые вновь начал слышать блондин. Плечи опустились, но его рука по-прежнему крепко сжимала потрепанную деревяшку, когда-то бывшей ножкой стула.
- Сигаретки не найдется? - вопрос был внезапным, как и сверкнувшая молния, которая на мгновение осветила разрушенное помещение. Задан он был сухим безэмоциональным тоном, что Шисуи наконец-то обернулся, передергивая плечами и сбрасывая с них руку незнакомца. Он встретился взглядом с темно-бордовыми, почти черными глазами, которые смотрели с легким налетом заинтересованности в выгоде озвученного вопроса. Больше в них ничего не наблюдалось, либо тщательно скрывалось, но Шисуи был явно не в том состоянии, чтобы заострять на этом внимание. Ему даже показалось, что где-то он уже видел этого незнакомца - было в лице напротив что-то смутно знакомое. Незнакомец оказался на пару сантиметров ниже его, носил укороченную стрижку тёмных волос с убранной на бок челкой, которая из-за дождя облепила его лоб и он методично зачесывал её пальцами назад. В самом выражении его лица попеременно проскальзывало что-то хищное и пугающее, но Шисуи прекрасно знал, что его лицо тоже далеко сейчас от адекватного. С него постепенно спадало наваждение и приходило непонимание того, что он здесь в такой поздний час вечера забыл посреди чужого помещения. Впрочем, как и этот незнакомец.
И только когда брюнет со странной стрижкой изогнул левую бровь, блондин изволил ответить.
- Нет. - хрипло буркнул он, сдвигая брови. - Не курю.
Руки защипало от залетевших вместе с ветром капель дождя и те непроизвольно выпустили палку, которая с грохотом упала в рассыпанные всюду осколки. Шисуи посмотрел на ладони, как не на свои. И снова перевел взгляд на незнакомца, который удрученно вздохнув, развернулся и свободно нырнул в поток льющейся с неба воды, словно очень любил находиться под ним. А может так оно и есть? В голове блондина было удивительно пусто, чтобы задумываться о чём-либо.
- Печально. Что ж, придется поискать где-нибудь ещё...
И не прощаясь, молодой незнакомец скрылся за пеленой усиливающегося дождя, оставляя блондина одного, озадаченно смотреть ему вслед. Однако в ту же секунду раны снова дали о себе знать и Шисуи, зашипев, тоже нырнул в нескончаемый поток дождя, оглядываясь и пытаясь вспомнить, где он вообще находится. Но вместо карты в мысли было подкинуто досье на когда-то нашумевшую группировку потрошителей. И если их Босса Шисуи узнал бы, наверное, в любой время дня и ночи, то других членов той группировки, которых бывший глава клана видел лишь единожды в том самом досье, - нет. Ушедший незнакомец по всем параметрам напоминал одного из их участников, но бывший глава клана снова не стал заострять на этом внимание. Столько лет прошло и его тоже могли забыть, как забыл и сам Шисуи. Его в данный момент даже не интересовало, почему этот брюнет выглядел, как обособленный человек, уже долгое время живущий один.
Шисуи поднял голову, вглядываясь в серое небо через сгущающие сумерки. Мир изменился, пока его не было. Он выглядит чужим, когда ты возвращаешься в него через такой большой промежуток времени. И очень сложно смириться с тем, что внутри больше никого нет, кроме него самого. Сложно смириться с мыслью, что существо, которое ты ненавидел и пытался контролировать, являлось самым близким и родным в этой жизни. В сердце чувствовалась пустота и Намиями не знал, как и чем её заполнить.
Расправив руки в стороны, он прикрыл глаза и несколько раз на пятках шагнул вперёд, а потом перекатился на пальцы и закрутился на месте, позволяя дождю полностью покрывать себя и смывать кровь с неглубоких царапин. Он плавно, без резких движений двигался дальше - тело помнило частные уроки классических танцев, которым обучали каждого отпрыска правящей аристократии в детстве. Сегодня партнером в его руках был дождь, с которым оказалось весьма приятно кружиться под звуки уходящего грома и хлюпающей по лужам обуви. Шисуи не переставал кружиться с закрытыми глазами до тех пор, пока не налетел плечом и спиной на фонарный столб. Веки тут же открылись и едва не заслезились, а язык оказался прикушен, от чего блондин мучительно застонал. На пострадавшем плече точно образуется внушительная гематома, что не радовало, потому что заживать будет дольше, чем обычно. Блондин устало заморгал, механическим движением снимая с волос резинку и позволяя недлинным мокрым волосам расползтись в стороны. Отлипнув от столба, Намиями в своём привычном темпе двинулся дальше - в голову так кстати вернулся мыслительный процесс и вспомнилась карта квартала, а именно дорога до его временного дома.
Дождь закончился.
Шисуи захотелось закурить.
«Come feed the rain,
Cos I'm thirsty for your love,
Dancing underneath the skies of lust.
Yeah, feed the rain,
Cos without your love my life
Ain't nothing but this carnival of rust.»


@темы: теория шисуйских струн, ролевые почеркушки, вырезай свою любовь из человеческих тел, вырезай свою жизнь там, где её нет, вырезай свою жизнь из смерти, водной планеты безмятежность, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter

00:26 

How are we on a scale of one to ten?


Стены покрываются трещинами и постепенно разрушаются. Остается только клетка из живого огня, который хаотично заполняет собой всё пространство. И он чувствует. Его сотрясает озноб, а сердце начинает сильнее биться о грудную клетку, в надежде вылететь наружу и больше не мучиться. Блондина трясёт крупной дрожью. Он не может открыть глаза, потому что огонь подобрался слишком близко. Они слезятся от едкого дыма и две дорожки слез из прищуренных уголков глаз стекают вниз. Он не чувствует на щеках влаги даже тогда, когда их начинает жечь подступающий жар пламени. Блондин отступает назад, закрывает себя руками и всё, чего он желает в данный момент, - это исчезнуть из этого мира навсегда.
Пламя обжигает ступни, но он не может кричать от пронизывающей боли, потому что не чувствует её физически. Он чувствует её внутри и именно она заставляет его здесь сгорать. И он горит. Стоя в потоке неконтролируемого пламени и безразлично глядя на то, что проносится скорой кинолентой за ним. А там - вся его жизнь "до". Там весь он. И то, что от него осталось.
Блондин закрывает глаза. Слёз больше нет. Их выжег внутренний огонь боли.
Пламя удивительно приятное, когда к нему привыкаешь. Жар отступает, а вместе с ним отступает его временное заключение, рассыпаясь в пепел. На смену ему приходит свежее, леденящее дыхание волн, темнота ночи и звездная россыпь миллиардов звёзд на безлунном небе. Блондин наблюдает всё это с широко распахнутыми глазами.
Как, оказывается, приятно очнуться, выйти из коматозного состояния и снова быть живым. Приятно до хриплого смеха, который когтями начинает раздирать его легкие.

@темы: ролевые почеркушки, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter, теория шисуйских струн

URL
00:09 

How are we on a scale of one to ten?
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас, сейчас.
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас.
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас, сейчас.
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас.
Стреляй, стреляй, потому что они хотят немного больше.
Можешь быть уверен:
Ты даёшь им всё, что у тебя есть, и даже больше,
И даже не знаешь зачем.
Присосавшись, они кормятся тобой, пока ты не потеряешь сознание.
Им всё мало, они убивают твое подсознание.

Готов ли ты убить то, что осталось от меня, чтобы прекратить кровопролитие?
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас, сейчас.
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас, сейчас.
Души честность, пока я не перестану дышать.
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас, сейчас
Стреляй, стреляй, потому что они хотят этого сейчас.

Накорми их, замори их к черту голодом, их, продолжающих просить ещё.
Накорми их, замори их к черту голодом, их, продолжающих просить ещё.
Накорми их, замори их к черту голодом, их, продолжающих просить ещё.
Я не буду ложиться под тебя.
Заряжаю и возвожу курок, спускаю его, не позволяя себя игнорировать.
Я не собираюсь участвовать в твоей войне.
Развлечения убивают сострадание.
Внезапно слава потеряла свою привлекательность.



читать дальше

@темы: теория шисуйских струн, теория фосфатных бурь, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter

00:33 

Выбрасывая в относительность

How are we on a scale of one to ten?
"Обессилен. Сломлен. Раздавлен.
Остается только пасть туда, откуда возвращения уже не будет. Никогда. Смысла жизни больше нет, когда теряется последняя связь. Наполовину зверь, наполовину существо. Они незаменимы. Уничтожь одно - сгинет другое. Это проклятый симбиоз, взаимовыгодное существование. Это нечто большее, чем просто охотник и жертва. Он... друг? Единственный свидетель всех моментов его жизни. Он был тем, кто знал все его слабости и одновременно сам был этой слабостью. Самой большой слабостью. Физическая боль - она второстепенна и не пугает. А боль от сгустка животных генов в теле - вот, что ранит по-настоящему сильно, невыносимо больно и убийственно. Сжигает в собственном Аду из обреченности и пустоты.
Ни шипения, ни порыкиваний, ни фырчаний.
Нет лязгающих по внутренностям когтей, нет пронизывающего безумного взгляда, никто не сверкает клыками, многозначительным оскалом обещая взбучку.
Гривастый умирал и эта смерть отличалась от смерти из-за сорванного с запястья сковывающего браслета.
Гривастый умирал. И вместе с ним умирал Шисуи, падая туда, где ему место. Без борьбы, без сопротивления, без желания исправлять и идти дальше. Падая и оставляя позади жизнь, клан, статус. Падая и забывая о последних месяцах, о двух неделях, о стальных стенах тюремного корабля; о мучителе, игравшим с ним в свои игры, заставляя ломать себя; о напарнике, с котором пришлось быть настоящим и которого он предал. Падая и закрывая глаза, чтобы больше не видеть себя и лететь. Без связи с исчезнувшим волком он - никто. Телесная оболочка, которую ждут только в объятиях госпиталя душ. Ещё одно заключение. Окончательное на этот раз, без права на побег. Там будет множество таких, он потеряется среди них. Растворится и сгорит, исчезая навсегда.
Легко. Свободно. Бесполезно."

@музыка: Bring Me The Horizon – Hospital For Souls

@темы: ролевые почеркушки, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter, теория шисуйских струн

URL
00:44 

How are we on a scale of one to ten?
Maybe I'm too busy being yours to fall for somebody new?
And I've thought it through
Crawlin' back to you
----
Последняя строчка однажды долго стояла в статусе у моего самого любимого блондина из всех блондинов, что были. Так просто меня этот чай не отпускает и поэтому я думаю, как уже перестать чувствовать себя Шисуи, когда начинаешь кадрить девушку. Серьезно. Шисуи вылезает в подобных ситуациях и начинает пошло шутить. И вроде бы уже вышел из образа, а все равно сидит внутри, зараза, как часть тебя. Хотя, почему как. Это действительно часть меня. Это я и есть. В определенные моменты жизни.

@темы: теория шисуйских струн, Feeding the wolves, the taste of blood is bitter

URL
23:41 

Feeding the wolves, don't you know better?

How are we on a scale of one to ten?
Load it, cock it, pull it, refuse to be ignored
I'm not gonna fight your war
All the distractions kill the compassion
Suddenly fame has lost its attraction
I'm ready to die.

Will you kill what's left of me to stop the bleeding?
Shoot it, shoot it out 'cause they want it, want it now, now
Shoot it, shoot it out 'cause they want it, want it now, now
Suffocate integrity till I'm not breathing
Shoot it, shoot it out 'cause they want it, want it now, now
Shoot it, shoot it out 'cause they want it, want it now

@темы: Feeding the wolves, the taste of blood is bitter, теория шисуйских струн

Walking between the raindrops

главная